Гюнвор Хофму

ИЗ СБОРНИКА «ТАК ТЯНЕТ ВЕРНУТЬСЯ К ЛЮДЯМ», 1946

Перевод Е.Чевкиной



ОСЕННИЙ ОБРАЗ

Теплый пахучий воздух
полон недвижной дремой,
отсветом спелых зерен
и зеленых яблок оскомой.

Осенним ясным светом
струится вечерний покой.
Из-под серпов колосья
текут золотой рекой.

Две старые-старые жницы
под крутым уступом скалы
вяжут желтое жито,
и сияют снопы, светлы.

Они все вяжут и вяжут -
уже опускается тьма,
все громче шум водопада,
все сумрачнее дома,

они все вяжут, покуда
в предвечных отблесках алых
гаснет обыденный образ
хлеба и рук усталых.



ОДИНОЧЕСТВО

Ты, жившая с людьми в ладу -
их слезы и смех
еще не смолкли в твоей тишине, -
ты уже ушла по дороге,
над которой кричит пустота,
что ушла ты по темной дороге,
а явь - за тобой по пятам.

И вот - от страха темноты
и тишины,
двух пропастей бездонных,
ты одиночество ныне славишь,
проклятье славишь свое!

Когда темнота подступает к лицу,
тишина заглушает твой голос,
когда, пред собою стоя,
видишь: твой леденеющий дух
скользит во тьму - такой же смутный,
как чуть замысленная мысль, -

тогда одиночество - дом у дороги:
чуть жива, добредешь до дверей,
а за ними - тепло и покой.
Но потом одиночество - дрожь,
что тебя сотрясает в ночи,
сквозняком из дверей
и разбитых окон
тебя из дому гонит.
Одиночество -
горестный вой над дорогой...



К СКОРБИ

Слепая скорбь! Меня повергнув ниц,
ты жжешь мой дух огнем своих зарниц.

Расхожие сплетения ума
распороты, как сполохами - тьма.

Здесь, на обломках рухнувших пустот,
немая жажда пепелит мне рот.

То близок час игры, где жизнь вольна
творить из пепла плоть и пламена.



* * *

Так тянет на берег,
под звездный свет -
там море поет, поет:
ночь светозарна,
и день светозарен,
и смерти им нет!

Но тянет вернуться к людям:
так в ночи
пронзают слепого
звездной муки стальные лучи.