Андре Бьерке

ИЗ СБОРНИКА «ТАЙНОЕ ЛЕТО», 1951

Перевод Т.Бек



БЕЗУМНЫЙ МУЗЫКАНТ

Утром водосточные трубы
- кап-кап! - кудахтали,
волнуясь, как дамы.
Весна, известное дело,
повсюду рождает броженье.

Взгляни-ка: идет, от хмеля шатаясь,
навеселе музыкант!
Он к губам прижимает солнце,
как золотую трубу,
и дует в фанфары
на снежный Иерихон.

И там, где он дунет,
рушатся стены,
непрочные, как юбки девчонок.
И там, где он ступит,
бесстыже цветы расцветают -
красно-зелено-синие
оскорбления белизне!
Он заставляет природу
без оглядки срывать одежду.

О, непристойность...
Слышишь, с каким возмущеньем
бьется ткань о флагшток?
И как чуть выше вымпел
воздуху дает оплеуху
жестом разгневанной фрекен?
На проводах воробьи расселись
и, чирикая, затевают скандалы.

Ходят страшные слухи
о нашествии перелетных птиц.
Да полно! Тут белая трясогузка
со своим нахальным «здрасьте»,
там греховодник зяблик
собственным возгордился пеньем.
Как человеку это снести?

Все сопит, свистит, чихает
в пылу протеста,
но протест бесполезен.
Ибо зеленые скандалы,
все эти почки и перелетные птицы
суть звуки огромной трубы,
а трубача не остановишь!

Это - бессовестный,
вечно пьяный,
не знающий наказанья
музыкант
по имени Весна.



ХУДОЖНИК

СТИХИ К ЮБИЛЕЮ СОЮЗА ХУДОЖНИКОВ

1

«Какая польза от искусства,
для нации какой резон?»
И слышится лишенный чувства
рациональный баритон:

«Какая польза? Вот ответ.
Я - деятель во цвете лет -
считаю, что резона нет.

Мазня пустая, шум и гам.
А ты, народ, смотри-внимай?
Я истину открою вам -
искусство выдумал лентяй!

Художник занят ерундой,
а говоря точнее, чушью:
то глину мучит сам не свой,
то ноты нарисует тушью...
Валяет ваньку, и поет,
и ничего не создает.

По мне, цена искусству грош,
когда оно не вносит вклада
в изготовление галош
или продажу шоколада.
Хозяйству сельскому не шибко
нужны гитара или скрипка!
Нам от искусства малый прок.
Нет чтобы возвести плотину,
наладить флот, испечь пирог
иль перьями набить перину...
Приносит пользу только тот,
кто ценности пускает в ход.

Художник - это непоседа
и прирожденный лоботряс.
Он ремесло свое припас,
чтоб не прослыть за дармоеда.
Он ничего не производит,
а просто дышит, просто ходит
(пора ужесточить закон!),
живет без дома и без денег
и тем, что он такой бездельник,
наносит обществу урон,
последствия чего страшны
для государственной казны.
Я вас обманывать не стану:
искусство - шик не по карману,
как черная икра и как
сигары, жемчуг и коньяк...»

Ах, тон суров, и речь тверда,
и обвиненья он итожит...
Но пусть ответит, если может:
что будет с нацией, когда
она искусство уничтожит?



2

Зачем, обыватель, не ценишь ты труд благородный?
Художники - органы чувств для души всенародной.

Захочешь отнять у народа искусство - и что же?
Лишишь его слуха и зрения, нюха и кожи.

И соки иссякнут, и высохнет бренное тело -
лишь робот незрячий во тьме будет шарить несмело.

Искусство - не навык, не чья-нибудь частная сила,
а та сердцевина, которая нас породнила.

Искусство - пружина. Искусству присуща тревога,
которая может из малости вычерпать много.

Ребенок в песочнице - это ль не скульптор грядущий,
бесформенной массе прекрасную форму дающий?

ребенок играет в ваятеля с радостью сладкой,
а если с ведерком его разлучить и с лопаткой,

то он позабудет азарт, отодвинется в холод
и строить не станет корабль, или мост, или город.

Художника выгнать - с игрою расстаться до смерти,
а тот не живет, кто играть разучился, поверьте!

Мертва пресловутая «польза». Намного полезней
другая - несомая формою, красками, песней!